Семен Григорьев: наши дипломаты находятся на «линии фронта» гибридной войны

Shared to Facebook

В связи с развернутой на Западе русофобией, введением антироссийских санкций, Россия переориентирует экспорт на страны СНГ, в том числе в Таджикистан. О перспективах торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества Москвы и Душанбе, о том, почему Таджикистану выгодно присоединение к ЕАЭС, а также об особенностях профессии дипломата по случаю Дня дипломатического работника в интервью РИА Новости рассказал посол РФ в Таджикистане Семен Григорьев.

– Семен Вячеславович, в начале года принято подводить итоги предыдущего и строить планы на будущее. Многое уже было сказано о внешнеполитических итогах 2022 года в ходе пресс-конференции министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Безусловно, для достижения этих внешнеполитических результатов была проделана огромная работа. И не в последнюю очередь российскими дипломатами. Что вы можете сказать о том, как развивались российско-таджикские отношения в прошлом году, и что нам ожидать в 2023?

– Несмотря на крайне непростую международную обстановку, кризисные явления в мировой экономике и торговле, многоплановое сотрудничество между Россией и Таджикистаном активно развивалось, продолжился доверительный политический диалог между президентами наших стран. Год прошел под знаком 30-летия установления дипломатических отношений между Россией и Таджикистаном, состоялись визиты на высшем и высоком уровнях, взята новая высокая планка в торгово-экономическом и культурно-гуманитарном сотрудничестве.

Не могу не отметить знаменательное событие прошлого года в области гуманитарного сотрудничества – 1 сентября президенты России и Таджикистана открыли пять российских школ в пяти городах республики. Думаю, это начинание получит развитие, так как нам здесь на всех уровнях говорят, что этих школ мало, и что надо расширяться.

Не скрою, что остаются темы, требующие доработки. Так, «на полях» церемонии вручения мною верительных грамот 21 ноября 2022 года президент Таджикистана Эмомали Рахмон справедливо отметил, что самый большой нерешенный вопрос в наших двусторонних отношениях – это инвестиции. Именно с этим и связаны наши планы на ближайшее будущее.

В настоящее время готовим рабочий визит председателя правительства России Михаила Мишустина в Таджикистан 2-3 марта. Ожидаем прорывных решений в области торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества. В рамках этого визита пройдет крупный бизнес-форум, в котором примут участие руководители государственных и негосударственных корпораций, что называется, капитаны российского бизнеса.

Идея форума заключается в том, чтобы предприниматели из России познакомились с возможностями Таджикистана, а они очень большие! По итогам заседания межправкомиссии двух стран в ноябре 2022 года министерство промышленности и новых технологий Таджикистана подготовило список из 50 предприятий в разных регионах Таджикистана, которые готовы принять российские инвестиции. Кстати, буквально на днях состоялся плодотворный визит в Душанбе министра экономического развития России Максима Решетникова. По его результатам обе стороны готовы к продолжению взаимодействия в ряде перспективных областей, например, в горнорудной промышленности и агропроме.

– В каких областях торгово-экономического сотрудничества двух стран еcть перспективы, которые можно реализовать в наступившем году?

– У нас действительно большие ожидания от визита Михаила Мишустина – этому в немалой степени способствует новая экономическая конъюнктура в мире, связанная с беспрецедентным количеством антироссийских санкций. На нашу страну продолжают оказывать давление, против России принято более 12 тысяч ограничительных мер. Но ожидания западников не оправдались, российская экономика оказалась устойчивой к такому давлению.

Сейчас идет переориентация российского экспорта на страны СНГ, в том числе на Таджикистан. Меняется и структура российской экономики, в товарообороте большой профицит, образовалось значительное количество денежных средств, которые куда-то надо вкладывать.

Таджикистан рассматривается нами как перспективная площадка для промышленной кооперации, а также как источник квалифицированной рабочей силы. Мы в очередной раз убедились в том, что в условиях геополитической турбулентности и формирования новых исторических реалий многовековые связи России и Таджикистана не подвержены политическим ветрам.

По-прежнему убеждены, что интересам Душанбе отвечало бы присоединение в той или иной форме к Евразийскому экономическому союзу. Из потенциальных преимуществ – существенно возрос бы приток российских инвестиций в республику, открылась возможность реализации совместных проектов на территории Таджикистана, облегчились условия работы представителей деловых кругов наших стран на рынках друг друга, появились бы определенные дополнительные преференции для граждан Таджикистана, работающих в России. Словом, тут есть, над чем подумать.

– Какие гуманитарные проекты запланированы на 2023 год? Будут ли открываться новые филиалы российских вузов в Таджикистане?

– Открыть в Таджикистане новые учебные заведение – не самая легкая задача, поскольку эти вопросы регулируются отдельными межправительственными соглашениями. Хотя, если будет политическое решение президентов, то возможно все.

Очевидно, что в этом году будем сохранять и развивать высокий уровень нашего гуманитарного присутствия в Таджикистане. На мой взгляд, есть хорошие перспективы для повышения эффективности работы существующих филиалов российских вузов в Таджикистане – МГУ, МЭИ и МИСИС.

Рассчитываем продолжать оказывать поддержку Русскому государственному драматическому театру имени Владимира Маяковского в Душанбе. Думаем о культурной акции, приуроченной к планируемому приезду губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова, – исполнении Симфонии №7 Дмитрия Шостаковича («Ленинградская») оркестром Государственного Академического театра оперы и балета им. С. Айни.

– Стоит ли вопрос визита Владимира Путина в планах на этот год?

– Вопрос визита президента России Владимира Владимировича Путина стоит на повестке дня, как известно его готовили на сентябрь прошлого года, был подготовлен к подписанию большой пакет документов – более 20 договоров и соглашений. Сам приезд нашего президента в Таджикистан – предмет договоренности двух глав государств.

– Влияет ли нестабильная ситуация в Афганистане на Таджикистан и Россию, в том числе и в плане коллективной безопасности, проникновения экстремистов и террористов?

– Талибы, придя к власти, гарантировали, что с территории Афганистана не будет исходить террористическая угроза. Тем не менее последние месяцы мы стали свидетелями крупных терактов, в том числе против диппредставительств в Кабуле и на границе с северными соседями.

К сожалению, в Афганистане все развивается по негативному сценарию, практически все обещания, которые талибы давали после прихода к власти (борьба с международными террористическими организациями, создание инклюзивного правительства, борьба с производством и контрабандой наркотиков), не выполнены.

Мы видим, что террористические организации продолжают свободно действовать, никакой речи об инклюзивном правительстве не идет. По данным ООН, выросла площадь посевов опиатов, в разы увеличилось производство синтетических наркотиков. Довершает эту печальную картину откровенно бедственное положение афганского народа.

Что касается возможности проникновения террористов и экстремистов, то не думаю, что кто-то рискнет в открытую испытывать на прочность таджикско-афганскую границу, которая одновременно является южным рубежом СНГ и ОДКБ (граница с Таджикистаном более 1400 километров – ред).

Тем не менее, просчитываются все возможные сценарии осложнения обстановки, учитывая самое неблагоприятное развитие событий. С таджикской стороной поддерживаются плотные рабочие контакты по линии оборонных, специальных ведомств и погранслужб. Регулярно отрабатываются соответствующие меры реагирования, в том числе в коллективном формате.

Гарантом безопасности южных рубежей зоны ответственности ОДКБ является наша 201-я Российская военная база, которая с честью выполняет свою непростую, но ответственную миссию во взаимодействии с таджикскими друзьями.

– Неоднократно министру Лаврову задавали вопрос о том, каким самым важным, с его точки зрения, принципам должны следовать те, кто выбрал профессию дипломата. С учетом того, что мир за последние несколько лет кардинально поменялся, изменилось ли требование к российской дипломатии? И какие вызовы сегодня стоят перед российским внешнеполитическим ведомством?

– Во внешней политике России происходят серьезные изменения, некоторые страны фактически сводят на нет отношения с Москвой. Наша страна никогда не была сторонницей разрыва дипломатических отношений, но зачем навязывать дружбу тем, кто дружить не хочет?

Более того, в странах победившей русофобии наши дипломаты не просто ограничиваются в работе, они терпят унижения и оскорбления. Можно сказать, что в наиболее недружественных государствах через российские посольства и консульства проходит «линия фронта» гибридной войны, развязанной Западом против России.

В этой ситуации перспективной видится переориентация нашей международной деятельности на ту часть мира, которая продолжает работать с нами, это практически вся АзияЛатинская Америка, наши партнеры по СНГ, вся Африка. Этот тренд будет закреплен в обновленной Концепции внешней политики Российской Федерации, подготовка которой находится на финальной стадии.

Сегодня Россия активно взаимодействует с союзниками, партнерами и единомышленниками как в двустороннем формате, так и в рамках СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, БРИКСШОС и других международных объединений. МИД России, наряду с другими вовлеченными ведомствами России, видит в этом свою главную задачу.

Здесь в Таджикистане, одной из самых близких к России стран, являющейся союзником по ОДКБ и связанной с нами тесными гуманитарными и экономическими связями, российским дипломатам работать комфортно. Посольство укрепляется в плане своего состава, приезжают новые дипломаты. Это обусловлено увеличением объема работы, связанного с развитием российско-таджикского сотрудничества.

– Сегодня местом вашей дипломатической службы является Душанбе. Но вы в Таджикистане не впервые. Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями, как изменилась республика за более чем 20-летний срок?

– Впервые я приехал в Таджикистан в 2000 году, когда страна только отходила от гражданской войны. Я вижу, что за эти 22 года республика сильно изменилась, вырос интерес к русской культуре, русскому языку. Как мне показалось, контакты с Россией только укрепились, постоянно растет число людей, выезжающих на работу в нашу страну. Тысячи таджикистанцев учатся в российских вузах.

Хотя я еще не успел побывать во всех регионах Таджикистана, могу с уверенностью сказать, что у людей ментально и душевно осталось притяжение ко всему тому, что мы привыкли называть советским – культуре, литературе, кино. Молодежь часто говорит, что хотелось бы больше видеть российских артистов и певцов, причем самых разных жанров. Будем работать в этом направлении.

– Сегодня многие студенты-международники мечтают стать дипломатами. Что бы вы могли пожелать в День дипломатического работника тем, кто только собирается выбрать эту профессиональную стезю?

– Я всегда говорю студентам, что дипломат – это профессия синтетическая. Учитывая мой сорокалетний стаж, могу сказать, что дипломат должен обладать знаниями в разных областях, быть понемногу юристом и экономистом, филологом и политологом, инженером и строителем, психологом и иногда даже психиатром. Разумеется, необходимо владеть несколькими иностранными языками. К примеру, для поступления на службу в МИД России необходимо сдать экзамен на знание двух иностранных языков – без этого невозможно поехать в зарубежную командировку или получить повышение в должности. Это наша российская практика.

У российской дипломатии общая судьба с нашей Родиной, вместе с ней мы переживаем сложные этапы истории и радуемся победам. А они у нас, я уверен, будут.

Добавить комментарий